Взаимодействие следователя и эксперта

Взаимодействие следователя с органами дознания

В современных условиях следователь не может работать в одиночку. Несмотря на персональную ответственность следователя за дело, находящееся в его производстве, раскрытие преступлений всё больше становится коллективной деятельностью на основе взаимодействия. Без эффективного взаимодействия органов следствия и дознания невозможно быстрое и полное выявление, расследование, раскрытие, пресечение и предупреждение преступлений, связанных с посягательствами на охраняемые Уголовным законом интересами.

Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания -основанное на законе и общности задач в уголовном судопроизводстве, наиболее разумное сочетание и эффективное использование полномочий и методов работы, обусловленное различием их компетенции и форм деятельности, осуществляемое в одной стадии уголовного процесса и направленное на раскрытие, расследование и предупреждение преступлений. Одним из общих условий производства предварительного следствия, значительно повышающим его эффективность, является взаимодействие следователя с органами дознания. Взаимодействие следователя и органов дознания проводится на основе принципов соблюдения законности, самостоятельности каждого правоохранительного органа в пределах, предоставленных ему законодательством Российской Федерации полномочий, процессуальной независимости и персональной ответственности следователей и сотрудников оперативных подразделений за точное выполнение согласованных мероприятий.

Практика свидетельствует, что в подавляющем большинстве случаев успех расследования преступлений достигается при тесном взаимодействии таких подразделений: предварительного следствия, криминальной милиции и милиции общественной безопасности.

Преступники маскируют преступление, скрывают его следы, предпринимают все возможное, чтобы направить следствие по ложному пути. Следователь должен быть хорошим организатором. Одна из главных его задач — объединить в процессе расследования труд многих людей самых различных специальностей; он вправе и должен обеспечить выполнение необходимых функций теми, кто по закону обязан оказывать ему помощь.

Эффективность борьбы с преступностью во многом зависит от рациональной организации взаимодействия аппаратов следствия органов дознания и экспертов-криминалистов на всех этапах расследования.

Взаимодействие следователя с органом дознания осуществляется в различных формах. Причем эти формы зависят от того, какой орган возбудил уголовное дело и приступил к расследованию (орган дознания или следователь), с кем осуществляет следователь контакт (с оперативными работниками или с сотрудниками других служб милиции), на каком этапе расследования осуществляется это взаимодействие и т.д.

При расследовании преступлений взаимодействие следователя с органом дознания чаще всего происходит в следующих формах:

принятие мер по охране места происшествия и задержанию преступника;

выполнение органом дознания поручений следователя по проведению отдельных следственных действий и проверке данных, необходимыхдля установления истины по делу;

оказание органом дознания помощи следователю при осуществлении последним следственных действий и розыскных мероприятий;

взаимная информация о данных, полученных в ходе расследованияили в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий и другихдействий;

согласование работы следователя и органа дознания при планировании расследования.

Одной из эффективных форм взаимодействия следователя и органов дознания является создание следственно-оперативных групп, в состав которых входят следователи и оперативные работники.

В целях дальнейшего улучшения оперативно-служебной деятельности и совершенствования взаимодействия, приказом МВД России от 20.06. 1996 г. 334 утверждена «Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений».

Согласно «Инструкции», основными задачами взаимодействия по раскрытию и расследованию преступлений, в т.ч., например, в сфере незаконного оборота и изготовления огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, являются:

обеспечение проведения неотложных следственных действий иоперативно-розыскных мероприятий при совершении преступления;

всестороннее и объективное расследование преступлений, своевременное изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц ихсовершивших, а также розыск скрывшихся преступников;

осуществление мероприятий, направленных на возмещение материального ущерба, причиненного гражданам и организациям (вне зависимости от форм собственности), преступными действиями виновных лиц.

П. 4 ч.2 ст. 38 УПК России устанавливает: «следователь уполномочен давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно — розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении». То есть поручения носят властный характер, так как кроме права давать поручения и указания, закреплена обязанность их исполнения. В то же время без поручения следователя орган дознания не вправе приступить к процессуальной деятельности.

Правовой основой взаимодействия следователей и органов дознания являются также нормы ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности»: ст.ст. 7, 10, 11, 13, 14. Должны также учитываться требования Закона «О милиции» в части разграничения компетенции криминальной милиции и милиции общественной безопасности: ст.ст. 8, 9.

Неукоснительное соблюдение перечисленных норм действующего законодательства — необходимое условие эффективности взаимодействия в выявлении, пресечении, раскрытии и расследовании преступлений.

Согласно ч.1 ст. 7 этого закона милиция подразделяется на криминальную и милицию общественной безопасности. Основные задачи и состав милиции общественной безопасности определяются в ч.ч. 1 и 2 ст. 9 Закона «О милиции». В соответствии с этими нормами в задачи милиции общественной безопасности входит раскрытие преступлений, по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно. Раскрытие преступлений, по делам, по которым обязательно производство предварительного следствия, является одной из основных задач криминальной милиций, как это указано в ч.1 ст. 8 Закона «О милиции».

В соответствии с требованиями ст. 151 УПК России по делам о преступлениях, предусмотренных ч.2 ст. 222 УПК, обязательно производство предварительного следствия. Поэтому поручения по ним должны направляться начальнику криминальной милиции, который по должности является заместителем соответствующего начальника городского (районного) отдела (управления) внутренних дел.

Однако во всех случаях необходимо учитывать специфику расследуемого преступления, которой безусловно обладают указанный вид преступления. Для их успешного раскрытия часто необходимо взаимодействие с подразделениями ППС. Эти подразделения как определено в ч.2 ст.9 Закона «О милиции» входят в состав милиции общественной безопасности и находятся в подчинении начальника милиции общественной безопасности, который также, как и начальник криминальной милиции, является по должности одним из заместителей начальника соответствующего ОВД (УВД). Поэтому, при необходимости использования возможностей подразделений милиции общественной безопасности и взаимодействия с ними в раскрытии и расследовании преступлений, следователям следует направлять поручения в соответствии со ст.7 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» на имя начальников ОВД (УВД). Поскольку в их компетенции поручить соответствующим службам исполнение поручения в той или иной части.

Наиболее типичной формой процессуального взаимодействия, с точки зрения полномочий следователя, является взаимодействие в порядке п.4 ч. 2 ст. 38 УПК России, которая закрепляет право следователя давать органу дознания поручения и указания о производстве розыскных и следственных действий. Поручение — это требование о производстве следственных и розыскных действий, и касается перечня этих действий. А указания — определяют порядок и условия их реализации поручения, то есть это разъяснение. Поручения и указания излагаются в одном документе. Но в некоторых случаях, ввиду выявления новых обстоятельств, следователь может после дачи поручения направить органу дознания дополнительные указания.

Вместе с тем нередко следователи формально подходят к исполнению своих обязанностей по раскрытию преступлений, обеспечению всесторонности и полноты расследования. Они направляют огромное количество поручений на основании ч.4 ст. 38 УПК России в различные органы дознания, не контролируя их реальное исполнение, заботясь лишь о получении краткой информации из как можно большего количества служб, что создаёт видимость активной работы по уголовному делу. Так, следователь УВД по уголовному делу по ч.2 ст. 211 УК РФ направил ряд поручений на имя начальника горотдела милиции, начальника специализированной роты дорожно-патрульной службы, поставив перед всеми без исключения службами решение одних и тех же вопросов по установлению водителя и машины, совершившей наезд. Каких-либо информационных сведений, установленных следственным путём, о механизме происшествия в поручении не приведено. Не указаны конкретные мероприятия, путём выполнения которых можно установить водителя и машину. Очевидно, что по данной категории дел, прежде всего необходимо выполнение таких мероприятий, как опросы граждан, наведение справок, обследование транспортных средств. Особенности расследуемого преступления требуют привлечения к участию в их проведении работников ГИБДД, обладающих специфическими познаниями по дорожно-транспортным преступлениям.

Поручения о производстве следственных действий целесообразно давать в следующих случаях:

когда следователь не в состоянии выполнить их сам (например,если необходимо одновременно произвести несколько следственных действий);

когда это вызвано тактическими соображениями (например, задержание обвиняемого непосредственно самим следователем затрудняетустановление необходимого психологического контакта);

когда это вызвано неотложностью или экономит время.

Следователь не вправе поручать органу дознания следственные действия, которые он обязан произвести лично: осмотр места происшествия, допрос обвиняемого по предъявленному обвинению, назначение экспертизы и т.п., которые обуславливают или определяют направление расследования. Выполнение таких следственных действий не входит в компетенцию органа дознания. Следователь не вправе перекладывать свои обязанности на орган дознания.

Однако возложение на орган дознания не свойственных ему функций, в том числе сложных следственных действий, становится распространенным явлением. Работники оперативных подразделений, не обладая необходимым уровнем знаний уголовно-процессуального законодательства и современных средств доказывания, выполняют эти следственные действия с многочисленными нарушениями, что порождает недопустимость доказательств.

Согласно ст. 38 УПК России следователь также вправе требовать от органа дознания содействия при производстве отдельных следственных действий. Как показывает практика, в ряде случаев целесообразно непосредственное участие сотрудников органа дознания в следственном действии.

Такое содействие от сотрудников органа дознания может требоваться:

при осмотре места происшествия для поиска возможных следов ипредметов, удаленных от центра места происшествия;

при проведении следственного эксперимента, когда по его условиям необходим контроль за действиями лиц, участвующих в его проведении;

* на очной ставке для недопущения или предотвращения возможных эксцессов и др.

Содействие органов дознания при производстве следственных действий имеет и непроцессуальные формы. К ним можно отнести: охрану места происшествия до и в ходе проведения осмотра места происшествия, конвоирование обвиняемых и подозреваемых для участия в следственных действиях, помощь в организации и проведении следственных действий.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПРОКУРОРА И СЛЕДОВАТЕЛЯ ОРГАНА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ: ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Противодействие преступности представляет собой комплекс мероприятий, выполняемых различных компетентными органами государственной власти.

Основная задача по защите граждан, общества и государства возлагается на подразделения Министерства внутренних дел Российской Федерации, к компетенции которых отнесена оперативно-розыскная деятельность по раскрытию преступлений, обеспечение общественной безопасности и порядка, а также производство дознания и предварительного следствия по уголовным делам.

Огромную роль в борьбе с преступностью играют органы предварительного следствия в составе Министерства внутренних дел Российской Федерации. От них зависит законность привлечения лица к уголовной ответственности

Статья 151 УПК РФ относит к их компетенции самую широкую подследственность. Следователи органов внутренних дел расследуют уголовные дела о самых распространенных общественно опасных деяниях, таких как кража, мошенничество, грабеж, разбой, присвоение, растрата, причинение вреда здоровью различной степени тяжести, дела о незаконном обороте оружия и наркотических средств и т.д.

Значительное количество уголовных дел требует повышенного контроля и надзора в целях недопущения привлечения невиновных к ответственности, принятия неадекватных мер процессуального принуждения, неверной квалификации содеянного, а также иных нарушений законодательства.

В структуре МВД РФ создана многоуровневая система ведомственного контроля за процессуальной деятельностью следователей .

Функции контроля за следствием осуществляют руководители следственных подразделений и их заместители, на уровне Главных управлений МВД России и непосредственно в структуре Следственного департамента созданы подразделения по ведомственному процессуальному контролю.

Наличие ведомственного контроля весьма важно и призвано обеспечить соблюдение законности при расследовании уголовных дел следователями.

Однако процессуальное законодательство РФ построено таким образом, что функцию уголовного преследования в уголовном процессе, помимо следователя, выполняет и прокурор .

Именно прокурор при направлении уголовного дела в суд полностью принимает на себя полномочия государственного обвинения, сочетая их с функцией уголовного преследования.

В связи с этим УПК РФ устанавливает широкую компетенцию прокурора по надзору за расследованием уголовных дел.

На протяжении всего расследования следователь активно взаимодействует с прокурором по различным вопросам.

Взаимодействие следователя и прокурора осуществляется в двух основных направлениях:

  1. в процессуальном;
  2. в оперативном.

Процессуальное взаимодействие осуществляется в рамках, установленных УПК РФ и Федеральным законом от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации».

Данное взаимодействие имеет место при реализации прокурором своих полномочий, закрепленных в самом законе, например, при отмене ряда постановлений следователя, рассмотрении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, участии в судебных заседаниях о производстве действий, допускаемых на основании судебного решения, изъятии уголовного дела у органа дознания и передаче его следователю, возврате дела для производства дополнительного расследования или для пересоставления обвинительного заключения и т.д.

Под оперативным следует понимать постоянное взаимодействие прокурора и следователя на протяжении всего хода расследования уголовного дела.

Как правило, на практике с прокурором согласуются следующие вопросы:

  1. о представляющей сложность уголовно-правовой квалификации содеянного;
  2. о направлении расследования наиболее сложных уголовных дел;
  3. о формулировке обвинения в случае сложной квалификации содеянного;
  4. о необходимости задержания лица в качестве обвиняемого и перспективе применения меры пресечения;
  5. о территориальной либо ведомственной подследственности дела.

Взаимодействие по данным вопросам может осуществляться как и на официально проводимых совместных совещаниях, так и в рабочем порядке.

Кроме того, совещания проводятся в случае необходимости возбуждения и расследования уголовных дел о преступлениях, представляющих повышенный общественный резонанс, а также по делам о преступлениях, по которым не существует наработанной методики расследования в данном регионе.

В результате таких совещаний принимаются совместные решения, составляются планы, даются советы и рекомендации.

На высшем государственном уровне проводятся совместные совещания по вопросам, актуальным на уровне всей страны, касающиеся возбуждения и расследования определенных категорий уголовных дел.

Так, например, 30 октября 2012 г. в Генеральной прокуратуре РФ состоялось Координационное совещание руководителей правоохранительных органов России «Об эффективности деятельности по расследованию преступлений, связанных с неправомерным использованием финансовых ресурсов», на котором обсуждались вопросы о борьбе с преступностью в сфере ЖКХ.

Специфика категорий преступлений, расследуемых следователями органами внутренних дел, предполагает специализацию прокурорских работников.

Надзорные функции за процессуальной деятельностью следователей органов внутренних дел осуществляют в структуре:

  • Генеральной прокуратуры РФ – Управление по надзору за следствием МВД России;
  • прокуратур субъектов РФ – отдел по надзору за процессуальной деятельностью органов внутренних дел и юстиции;
  • районных прокуратур – помощники и заместители прокурора, специализирующиеся на надзоре за следствием органов внутренних дел.

На основании изложенного можно сделать следующие выводы.

Во-первых, взаимодействие прокурора и следователя органа внутренних дел вытекает из специфической роли прокурора в уголовном судопроизводстве, выполняющего функции уголовного преследования и государственного обвинения.

Во-вторых, данное взаимодействие осуществляется по наиболее важным вопросам, касающимся перспективы расследования уголовного дела.

В-третьих, взаимодействие между прокурором и следователем носит постоянный характер и реализуется на процессуальном и оперативном уровнях.

В-четвертых, согласованность между следователем и прокурором принимаемых решений является важной гарантией соблюдения принципа законности при расследовании уголовных дел.

Список литературы:

  1. Воронин О.В. К вопросу о признании поддержания государственного обвинения в качестве отдельной функции современной российской прокуратуры // Вестник Томского государственного университета. Право – 2013. – № 2 (8) – С.35-42.
  2. Координационное совещание руководителей правоохранительных органов России «Об эффективности деятельности по расследованию преступлений, связанных с неправомерным использованием финансовых ресурсов». URL: https://genproc.gov.ru/smi/news/genproc/news-78819/ (дата обращения: 26.03.18).
  3. Структура аппарата прокуратуры Саратовской области // URL: http://www.sarprok.ru/node/27 (дата обращения: 26.03.18).
  4. Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_262/ (дата обращения: 26.03.18).
  5. УПК РФ. – М.: Проспект. 2018. – 352 с.
  6. Щеколдин П.А. О субъектах ведомственного контроля за деятельностью органов предварительного следствия территориальных органов Министерства внутренних дел России на районном уровне // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2013. – № 3 (119) – С.336-343.

ГЛАВА 2. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РУКОВОДИТЕЛЯ СЛЕДСТВЕННОГО ОРГАНА СО СЛЕДОВАТЕЛЕМ

Для взаимодействия со следователем руководитель следственного органа получил полномочия, которыми был наделен прокурор: отменять незаконные или необоснованные постановления следователя; давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения; разрешать отводы, заявленные следователю, а также его самоотводы; отстранять следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований закона; отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего руководителя следственного органа в порядке, установленном УПК РФ; продлевать срок предварительного расследования; утверждать постановление следователя о прекращении производства по уголовному делу; возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования; давать согласие следователю, производившему предварительное следствие по уголовному делу, на обжалование решения прокурора по результатам рассмотрения им дела с обвинительным заключением.

Руководители следственных органов не вправе подменять следователя и вторгаться в его деятельность, если соответствующий процессуальный вопрос относится исключительно к его компетенции.

В ст. 39 УПК РФ регламентированы процессуальные вопросы взаимодействия руководителя следственного органа со следователем. Рассмотрим их более подробно.

1) Руководитель следственного органа уполномочен поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, а также изымать уголовное дело у следователя и передавать его другому следователю с обязательным указанием оснований такой передачи, создавать следственную группу, изменять ее состав либо принимать уголовное дело к своему производству (п.1 ч.1 ст. 39 УПК РФ).

Поручение производства предварительного следствия нескольким следователям означает одновременно и принятие руководителем следственного органа процессуального решения о создании следственной группы.

Передача уголовного дела от одного следователя к другому, в первую очередь должна рассматриваться как распорядительное полномочие руководителя следственного органа, используемое им, если следователь по объективным причинам не может продолжить расследование (в связи с болезнью, отпуском, необходимостью проводить значительные по объему уголовно-процессуальные мероприятия по другим уголовным делам). Кроме того, передача дела другому следователю может быть осуществлена вследствие отстранения прежнего следователя от расследования дела.

2) Руководитель следственного органа уполномочен отменять по находящимся в производстве подчинённого следственного органа уголовным делам незаконные или необоснованные постановления руководителя, следователя (дознавателя) другого органа предварительного расследования (п.2 ч.1 ст. 39 УПК РФ).

Об этом пункте взаимодействия руководителя следственного органа и следователя напишу поподробнее.

Согласно вышеуказанной норме закона руководитель следственного органа уполномочен отменять незаконные или необоснованные постановления следователя. По смыслу закона отмене подлежат любые незаконные либо необоснованные постановления следователя (например, о производстве обыска, о привлечении в качестве обвиняемого и т.д.). Иное толкование закона привело бы к бесконтрольности процессуальной деятельности следователя. Установить исчерпывающий перечень подлежащих отмене незаконных постановлений следователя невозможно, да и нет в этом необходимости. Право отмены постановлений лишь может быть ограничено другими статьями УПК. Однако таких статей он не предусматривает.

Имеет ли руководитель следственного органа право отменять незаконное и необоснованное постановление следователя о возбуждении уголовного дела? Ответ очевиден: в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ — имеет.

Однако на этот счет есть и другое мнение, обусловленное принятием ряда решений судами г. Махачкалы в порядке ст. 125 УПК. Обоснование этого мнения следующее: если до этого прокурор в порядке ч. 4 ст. 146 УПК, т.е. в течение 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, не отменил постановление о возбуждении уголовного дела, то в ином порядке оно не может быть отменено, так как его УПК РФ не предусматривает. В этом случае, на наш взгляд, правоприменители путают полномочия прокурора, предусмотренные ст. 146 УПК, и полномочия руководителя следственного органа, предусмотренные ст. 39 УПК.

Более того, сторонники указанной позиции считают, что прокурор не имеет права требовать от руководителя следственного органа в ходе предварительного следствия отмены незаконного постановления следователя о возбуждении уголовного дела, а руководитель следственного органа вообще не имеет права отменять постановление о возбуждении уголовного дела. По их мнению, если прокурором постановление о возбуждении уголовного дела не отменялось, то на основании ст. ст. 208, 212, 215 УПК необходимо принять одно из следующих решений: о приостановлении предварительного следствия, о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, о составлении обвинительного заключения. В случае установления непричастности лица к совершению преступления в ходе расследования уголовного дела либо отсутствия события преступления как такового уголовное дело (уголовное преследование) должно быть прекращено на основании п. п. 1 или 2 ч. 1 ст. 24 УПК.

Кроме того, представляется, что эта позиция противоречит нормам УПК и приводит к существенному сужению прав как руководителя следственного органа, так и надзирающего прокурора, а также может привести к существенному нарушению прав участников уголовного судопроизводства, так как прекращение уголовного дела не влечет признания других вынесенных постановлений по делу (например, постановления об аресте) незаконными, а отмена постановления о возбуждении уголовного дела влечет признание, например, ареста во всех случаях незаконным.

Так, в случае, если постановление о возбуждении уголовного дела вынесено неуполномоченным на то лицом (например, участковым уполномоченным милиции и т.д.) или с нарушением требований ст. ст. 145, 151, 152 УПК, а также в случае, если при возбуждении уголовного дела отсутствовали поводы и основания, и оно не было отменено в порядке ч. 4 ст. 146 УПК, прокурор, выявив указанные нарушения закона, обязан внести требование об отмене данного постановления, а руководитель следственного органа отменить его.

В данном случае ущербно само постановление о возбуждении уголовного дела, поэтому оно незаконно и не может порождать правовых последствий.

Аналогичные правовые нормы есть в ГК РФ. Так, согласно его ст. 167 (ч. 2) при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. Таким образом, в случае недействительности сделки восстанавливается правовой статус лиц и имущества, который существовал до совершения данной сделки. Недействительной сделка признается с момента ее заключения, а не с момента вступления в силу решения суда.

Довод о единственном возможном решении о прекращении уголовного дела в случае, когда дело было ущербно возбуждено и по нему проведено расследование, не является обоснованным. В этом случае неясно, по каким основаниям дело подлежит прекращению. Сторонниками этой позиции не учитывается, что в случае установления непричастности лица к совершению преступления в ходе расследования уголовного дела либо отсутствия события преступления как такового уголовное дело (уголовное преследование) должно быть прекращено на основании п. 1 или п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК.

Кроме того, не принимаются во внимание различные правовые последствия прекращения уголовного дела и отмены постановления о возбуждении уголовного дела. Так, после отмены постановления о возбуждении уголовного дела должно быть принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела либо о направлении материала на дополнительную проверку, после чего следователь вправе вновь возбудить уголовное дело. Правовые последствия прекращения уголовного дела иные: дело не может быть возбуждено по тем же основаниям, хотя и уже уполномоченным на то лицом.

Более того, прекращение уголовного дела — результат анализа добытых по уголовному делу в процессе расследования доказательств, а признание постановления о возбуждении уголовного дела незаконным с момента возбуждения является следствием анализа поводов, оснований и других формальных обстоятельств. Отмена постановления о возбуждении уголовного дела влечет признание всех собранных доказательств по делу недопустимыми.

Если уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием события преступления, то после этого исключена возможность возбуждения уголовного дела по данному факту. Если оно подлежит прекращению в связи с отсутствием состава преступления в отношении конкретного лица, то событие преступления имело место и впоследствии возможно возбудить уголовное дело.

Во всех случаях принятия судом решения в порядке ст. 125 УПК о признании незаконным постановления о возбуждении уголовного дела руководитель следственного органа отменяет постановление следователя о возбуждении уголовного дела вне зависимости от количества проведенных следственных действий и срока расследования.

Таким образом, можно прийти к безусловному выводу о том, что право руководителя следственного органа отменять незаконные постановления следователя о возбуждении уголовного дела и право прокурора на любой стадии расследования требовать отмены незаконного постановления о возбуждении уголовного дела являются важнейшими инструментами исправления процессуальных ошибок, допущенных при возбуждении уголовного дела.

3) Руководитель следственного органа имеет право давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения (п.3 ч.1 ст. 39 УПК РФ).

Руководитель следственного органа вправе давать следователю указания лишь по следующим вопросам:

— о направлении расследования;

— о производстве отдельных следственных действий;

— о привлечении лица в качестве обвиняемого;

— об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения;

— о квалификации преступления и об объеме обвинения.

Вместе с тем по смыслу ч. 3 той же статьи указания руководителя следственного органа могут помимо названных вопросов касаться также изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, а также направления дела в суд или его прекращения. Но если право давать указания об изъятии уголовного дела и передаче его другому следователю имеет самостоятельное основание, то названное в п. 3 право давать указания следователю о направлении дела в суд или о его прекращении формально не вписывается в ранее перечисленные полномочия руководителя СО. Логически получается, что указания следователю о направлении дела в суд или о его прекращении как бы выходят за ранее четко очерченные прерогативы руководителя СО, что порождает нежелательные для закона сомнения и неясности. Выход из этого противоречия могло бы дать лишь такое юридическое толкование, при котором названные спорные полномочия охватывались бы понятием направления расследования.

4) Руководитель следственного органа уполномочен давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения, лично допрашивать подозреваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом указанного ходатайства (п.4 ч.1 ст. 39 УПК РФ).

Рассмотрение руководителем следственного органа вопроса о возбуждении перед судом ходатайства в случаях, предусмотренных п. 4 ч. 1 ст. 39 УПК РФ, представляет собой условие законности и эффективности расследования уголовного дела. Изучая ходатайство следователя, он оценивает его, во-первых, с точки зрения обоснованности ограничения конституционного права лица действием или решением, на которое испрашивается согласие. Во-вторых, руководитель обязан обращать внимание на целесообразность планируемого действия или решения. Он должен руководствоваться соображениями о необходимости таких мероприятий для раскрытия преступления и установления истины по конкретному уголовному делу.

5) Руководитель следственного органа уполномочен разрешать отводы, заявленные следователю, а также его самоотводы (п.5 ч.1 ст. 39 УПК РФ).

Разрешение отводов, заявленных следователю, а также рассмотрение самоотводов осуществляются в соответствии с правилами главы 9 УПК РФ.

6) Руководитель следственного органа имеет право отстранять следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований УПК РФ (п.6 ч.1 ст. 39 УПК РФ).

И хотя в УПК РФ (п. 6 ч. 1 ст. 39) буквально сказано о нарушении следователем требований «настоящего Кодекса», т.е. только УПК РФ, представляется, что основанием для отстранения следователя от ведения дела не в меньшей, а, может быть, и в большей степени может служить нарушение им норм Конституции РФ, УК РФ, ГК РФ и других федеральных законов, так или иначе применяемых при производстве расследования.

Опрос практических работников показал, что около 90% следователей СК РФ, МВД и ФСКН не знакомы со сколько-нибудь системной методикой проверки материалов уголовного дела, не могут алгоритмично выявить и своевременно устранить не только мелкие технические и процессуальные ошибки, но и существенные нарушения закона.

Те же следователи, что все-таки имеют представление о такой методике, как правило, начинают проверку дела только ближе к окончанию предварительного следствия (ст. 215 УПК), которое чаще всего совпадает с окончанием всех процессуальных сроков или подходит совсем близко к их окончанию, включая сроки содержания обвиняемого под стражей. Это далеко не лучший вариант для стороны обвинения. Такую проверку можно сравнить с попыткой студента выучить весь предмет за одну ночь перед экзаменом.

Дело в том, что по истечении названных сроков даже найденные дефекты в большинстве случаев исправить невозможно или очень трудно. Отдельные нерадивые следователи из-за этого идут на фальсификацию документов, в том числе доказательств (пометка «задним числом», запоздалое собирание, а то и подделка подписей и т.п.). Некоторых за это увольняют и даже привлекают к уголовной ответственности.

Если следователь не устранил все ошибки и нарушения, их обязан выявить руководитель следственного органа (п. п. 2 и 11 ч. 1 ст. 39 УПК) и далее — надзирающий прокурор при выполнении требований ст. 221 УПК. Для следователя, равно как и для всех представителей стороны обвинения, выявление дефектов на этих стадиях также далеко не лучший вариант. Последствиями существенных нарушений закона и ошибок могут быть: прекращение уголовного дела и уголовного преследования, возвращение дела для производства дополнительного следствия или пересоставления обвинительного заключения (п. п. 6 и 11 ч. 1 ст. 39, ч. ч. 1 — 3 ст. 221 УПК), дисциплинарное взыскание и другие неблагоприятные последствия.

Вывод прост: проверять дело по нижеизложенной программе нужно задолго до окончания следствия. То же касается руководителя следственного органа. Лучше всего, конечно, вовсе не допускать ошибок, но такого в следственной практике почти не бывает. Задача — свести существенные нарушения закона и ошибки до минимума, вовремя их выявлять и устранять.

Однако, учитывая процессуальную самостоятельность следователя, руководитель следственного органа не должен полностью подменять его при определении направления хода расследования. Руководитель следственного органа лишь контролирует и при необходимости корректирует направление расследования. Если же он намерен полностью взять в свои руки направление хода расследования, то должен принять дело к своему производству (ч. 2 ст. 39 УПК РФ).

7) Руководитель следственного органа утверждает постановление следователя о прекращении производства по уголовному делу (п.9 ч.1 ст. 39 УПК РФ).

8) Руководитель следственного органа дает согласие следователю, производившему предварительное следствие по уголовному делу, на обжалование в порядке, установленном частью четвертой статьи 221 УПК РФ, решения прокурора, вынесенного в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 221 УПК РФ (п.10 ч.1 ст. 39 УПК РФ).

9) Руководитель следственного органа возвращает уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования (п.11 ч.1 ст. 39 УПК РФ).

Согласно ч.3 ст. 39 УПК РФ, указания руководителя следственного органа по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем. Указания руководителя следственного органа могут быть обжалованы им руководителю вышестоящего следственного органа. Обжалование указаний не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, когда указания касаются изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, а также направления дела в суд или его прекращения. При этом следователь вправе представить руководителю вышестоящего следственного органа материалы уголовного дела и письменные возражения на указания руководителя следственного органа.

Правило об обязательности исполнения указаний руководителя следственного органа ограничивает процессуальную самостоятельность следователя. Однако указания руководителя следственного органа об избрании меры пресечения, проведении следственных действий, требующих судебного решения, привлечении в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объеме обвинения, а также решение об изъятии уголовного дела и передаче его другому следователю могут быть обжалованы следователем руководителю вышестоящего следственного органа и до рассмотрения им вопроса не исполняются. При этом руководителю вышестоящего следственного органа передаются материалы уголовного дела.

Полномочия уголовно-процессуального характера руководителю следственного органа предоставлены в целях осуществления контроля за своевременностью действий следователя по раскрытию преступления и изобличению лиц, виновных в его совершении, иными словами, для повышения эффективности уголовного преследования. Контроль осуществляется с помощью мер, для принятия которых достаточно решения самого руководителя следственного органа.

О невозможности своевременного завершения расследования следователь сразу же информирует руководителя следственного органа. Последний во избежание неоправданной волокиты по делу может ускорить ход предварительного следствия, например:

— поручить предварительное следствие более опытному следователю;

— разгрузить следователя от других дел;

— создать следственную группу, снизив тем самым нагрузку на следователя;

— принять дело к своему производству, возглавить следственную группу и организовать ход предварительного расследования;

— обеспечить взаимодействие с органами дознания, учреждениями и организациями, выполняющими в уголовном процессе сервисные функции (конвоирование, транспортное обеспечение, проведение экспертиз и т.п.).

Согласно ч.4 ст. 39 УПК РФ, руководитель следственного органа рассматривает в срок не позднее 5 суток требования прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства, а также письменные возражения следователя на указанные требования и сообщает прокурору об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении допущенных нарушений либо выносит мотивированное постановление о несогласии с требованиями прокурора, которое в течение 5 суток направляет прокурору.

А.В. Смирнов и К.Б. Калиновский подразделяют полномочия руководителя следственного органа во взаимодействии со следователем на несколько видов:

1) Полномочия руководителя следственного органа по определению надлежащего субъекта (субъектов) производства предварительного следствия:

— поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, а также изымать уголовное дело у следователя и передавать его другому следователю с обязательным указанием оснований такой передачи, создавать следственную группу, изменять ее состав либо принимать уголовное дело к своему производству;

— разрешать отводы, заявленные следователю, а также его самоотводы;

— отстранять следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований закона.

2) Полномочия руководителя следственного органа по контролю за направлением расследования.

Учитывая процессуальную самостоятельность следователя, руководитель следственного органа не должен полностью подменять его при определении направления хода расследования. Руководитель следственного органа лишь контролирует и при необходимости корректирует направление расследования. Если же он намерен полностью взять в свои руки направление хода расследования, то должен принять дело к своему производству.

3) Полномочия руководителя следственного органа по контролю за применением мер процессуального принуждения:

— давать следователю указания об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения (п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ);

— давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения (п. 4 ч. 1 ст. 39 УПК РФ).

4) Полномочия руководителя следственного органа по контролю за полнотой, объективностью, всесторонностью и законностью предварительного следствия:

— проверять материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя (п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ);

— отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего руководителя следственного органа (п. 7 ч. 1 ст. 39 УПК РФ);

— продлевать срок предварительного расследования (п. 8 ч. 1 ст. 39 УПК РФ);

— рассматривать материалы уголовного дела, расследование по которому окончено следователем, и возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования (п. 11 ч. 1 ст. 39 УПК РФ).

5) Полномочия по обеспечению процессуальной самостоятельности следователя:

— рассматривать требования прокурора об устранении нарушений закона, допущенных в ходе предварительного следствия, а также письменные возражения следователя на указанные требования и давать следователю письменные указания об исполнении указанных требований либо информировать прокурора о несогласии с его требованиями (ч. 4 ст. 39 УПК РФ);

— давать согласие следователю, производившему предварительное следствие по уголовному делу, на обжалование решений прокурора о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков.

Таким образом, можно сделать следующий вывод.

Хотя п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК РФ и позволяет руководителю следственного органа самому осуществлять расследование, следует признать, что основная задача руководителя — осуществление процессуального контроля, корректировка действий подчиненных следователей, обеспечение взаимодействия с другими правоохранительными органами, т.е. выполнение управленческих функций. Кроме того, практика показывает, что к своему производству уголовные дела принимают руководители следственных отделов только в сельской местности, где помимо руководителя в штате состоят всего 1 — 2 следователя. Руководитель же следственного отдела в городе, имея в подчинении 5 — 10 следователей, вынужден целиком сосредоточиться на контроле за деятельностью подчиненных сотрудников, о принятии уголовных дел к своему производству здесь в принципе не идет и речи. Иначе говоря, в нынешних условиях руководитель следственного органа — это главным образом менеджер, управленец, и кандидаты на данную должность должны обладать соответствующими качествами.

Производство предварительного следствия

Сущность и система предварительного следствия

Предварительное следствие является одной из основных форм предварительного расследования на стадии досудебного производства по уголовным делам. Это объясняется рядом причин, среди которых: специфический характер преступлений, подследственных органам предварительного следствия, сложность их расследования и т.д. На предварительное следствие распространяются такие же общие условия предварительного расследования, что и на производство дознания. Кроме того, предварительное следствие решает те же задачи, что и дознание. Но в силу определенных обстоятельств, специфики уголовных дел, подследственных органам предварительного следствия, для предварительного следствия характерны свои, присущие только ему, процессуальные правила. Так, сроки предварительного следствия во многом отличаются от сроков дознания, существуют особенности формирования следственной группы в силу сложности и объема производства предварительного следствия, правового статуса следователя, ведущего предварительное следствие, окончания предварительного следствия и т.д.

По своей сущности современное предварительное следствие фактически приобрело вид дознания, производимого в соответствии с Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. В силу того, что оно осуществляется следователями органов исполнительной власти, при производстве предварительного следствия отсутствует судебное присутствие. Кстати, в уголовном судопроизводстве Российской империи вся данная стадия имела название «предварительное исследование».

Предварительное следствие, как форма предварительного расследования, представляет собой систему процессуальных (следственных) действий, отрегулированную посредством норм уголовно-процессуального законодательства, которые определяют правила производства предварительного следствия, а также правовой статус следователя, осуществляющего предварительное следствие в определенных условиях.

Начало предварительного следствия связано с началом производства предварительного расследования и определяется с момента возбуждения уголовного дела (ч. 1 ст. 156 УПК). Кроме того, предварительное следствие, как одна из форм предварительного расследования, должно производиться по всем уголовным делам, за исключением тех уголовных дел, по которым производится дознание. Обязательное условие производства дознания — наличие возбужденного уголовного дела по признакам преступлений, перечень которых предусмотрен в ч. 3 ст. 150 УПК. Как правило, это преступления небольшой или средней тяжести (ст. 112 УК — умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью; ст. 115 УК — умышленное причинение легкого вреда здоровью и т.д.). Кроме того, предварительное расследование может производиться в форме дознания и по письменному указанию прокурора (п. 2 ч. 3 ст. 150 УПК). Таким образом, по всем остальным возбужденным уголовным делам, перечень которых не охватывается признаками преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 150 УПК, должно производиться предварительное следствие. Это преступления, которые имеют большую общественную опасность по сравнению с преступлениями, по которым производится дознание.

Право осуществлять производство предварительного следствия имеют участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения, имеющие процессуальный статус следователя. Кроме того, производство предварительного следствия в полном объеме могут производить и руководители следственных органов, обладая при этом полномочиями следователя или руководителя следственной группы (ч. 2 ст. 39 УПК). Производство некоторых процессуальных (следственных) действий следователем, ведущим производство предварительного следствия по уголовному делу, ограничивается в силу вмешательства данными процессуальными (следственными) действиями в соответствующие права и свободы человека и гражданина (решение следователя о применении меры пресечения в виде заключения под стражу — ч. 3 ст. 108 УПК и т.д.). Производство некоторых процессуальных (следственных) действий в ходе предварительного следствия следует производить под процессуальным контролем со стороны таких участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, которые непосредственно не участвуют в производстве конкретных уголовных дел, но осуществляют общее руководство производством предварительного следствия (дача следователю указаний о направлении расследования, о производстве отдельных следственных действий, о привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения и др. (п. 3, 5, 6 и т.д. ч. 1 ст. 39 УПК)) и также несут ответственность за производство по уголовному делу. Речь в данном случае идет о руководителях следственных органов.

Таким образом, предварительное следствие — одна из форм предварительного расследования, осуществляемая следователями в пределах их компетенции, регулируемая уголовно-процессуальным законодательством, которая связана с обнаружением, закреплением, проверкой и оценкой доказательств, направленных на защиту прав и законных интересов потерпевших и других участников процесса, а также достижению других задач досудебного производства по уголовному делу.

Производство предварительного следствия условно делится на несколько этапов, которое в теории уголовного процесса объединяют в определенную систему.

Система предварительного следствия включает в себя:

1) принятие уголовного дела следователем к своему производству. Дело в том, что УПК устанавливает персональную ответственность следователя за производство предварительного следствия. Это положение связано с тем, что следователь, прежде чем приступить к производству следственных действий, направленных на собирание доказательств по уголовному делу, должен принять уголовное дело к своему производству (ст. 156 УПК). Как раз с этого момента следователь получает всю полноту процессуальных полномочий, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством (ст. 38 УПК), направленных на исследование обстоятельств уголовного дела, а также собирание, проверку и оценку доказательств. Кроме того, с этого момента он несет полную ответственность за производство по уголовному делу.

Принятие уголовного дела следователем осуществляется двумя способами в зависимости от обстоятельств. В случае если уголовное дело возбуждено самим следователем и оно подследственно ему, то следователь выносит единое постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к своему производству (ч. 1 ст. 156 УПК). В случае если следователю поручается производство по уже возбужденному уголовному делу, то он выносит постановление о принятии его к своему производству, копия которого в течение 24 часов с момента его вынесения направляется прокурору (ч. 2 ст. 156 УПК);

  • 2) производство следственных действий в целях установления обстоятельств уголовного дела’. Речь в данном случае идет не только о производстве процессуальных (следственных) действий, которые являются способами собирания доказательств при производстве по уголовному делу, но и о выявлении обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также позволяющих принять иное процессуальное решение (о прекращении уголовного преследования (уголовного дела) и т.д.);
  • 3) привлечение лица в качестве обвиняемого;
  • 4) проверка доводов стороны защиты и выполнение следственных действий по окончательному установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу;
  • 5) окончание предварительного следствия.

Для производства предварительного следствия характерны определенные правила, которые присущи только для данной формы предварительного расследования. Такими правилами являются: срок предварительного следствия (ст. 162 УПК), производство предварительного следствия следственной группой (ст. 163 УПК), привлечение в качестве обвиняемого (гл. 23 УПК).

Большое значение при производстве предварительного следствия имеет взаимодействие с органами дознания, в первую очередь с теми органами дознания, которые обладают правом осуществлять производство ОРМ. Благодаря данному взаимодействию в ходе производства предварительного следствия возникают следственные версии, отработка которых осуществляется посредством производства процессуальных (следственных) действий, направленных на установление обстоятельств при производстве по уголовному делу и выявление лиц, причастных к совершенному преступлению.

В зависимости от того, на какой стадии расследования уголовного дела осуществляется взаимодействие, можно выделить три основных его вида:

  • 1) на стадии возбуждения уголовного дела;
  • 2) в ходе предварительного следствия по уголовному делу;
  • 3) в ходе работы по приостановленному уголовному делу.

Данные разновидности взаимодействия проявляются в каждом из вышеупомянутых организационно-правовых режимов.

В свою очередь, для каждого вида взаимодействия свойственны особые формы взаимодействия.

Каждая из этих форм характеризуется специфическими задачами данного взаимодействия и конкретными взаимными правами и обязанностями его участников. Основной вид взаимодействия следователей с органами, осуществляющими ОРД, в обычном организационно-правовом режиме чаще всего предусматривает: выполнение поручения о проведении розыскных мероприятий; самостоятельное осуществление розыскных и ОРМ в случае необнаружения лица, совершившего преступление; совместное осуществление следственных действий в комплексе с ОРМ и оперативное обеспечение следственных действий.

Процессуальная (правовая) основа взаимодействия в ходе производства предварительного следствия следователя и органов дознания базируется на ч. 4 ст. 157 УПК, в соответствии с которой орган дознания может производить по уголовному делу следственные действия и ОРМ только по поручению следователя. Положениями п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК следователю предоставлено право при осуществлении предварительного следствия по уголовному делу давать органу дознания в установленном законом порядке обязательные для исполнения письменные поручения о проведении ОРМ. Норма уголовно-процессуального законодательства (ч. 1 ст. 152 УПК) уточняет порядок направления органу, осуществляющему ОРД, поручений данного вида в случае необходимости проведения ОРМ не по месту производства предварительного следствия. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК органы, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению ОРД, относятся к органам дознания. В случае направления руководителю следственного органа уголовного дела, по которому не обнаружено лицо, совершившее преступление, орган дознания обязан принимать розыскные и оперативно-розыскные меры для установления лица, совершившего преступление, уведомляя следователя об их результатах.

В зависимости от тяжести совершенного преступления и иных обстоятельств данное взаимодействие, как правило, осуществляется в форме создания следственно-оперативной группы (СОГ). Независимо оттого, какие формы взаимодействия были использованы в ходе производства предварительного следствия по уголовному делу, необходимо учитывать следующие факторы: руководящую роль следователя при взаимодействии при производстве по уголовному делу; персональную ответственность каждого из участников, участвующих в производстве по уголовному делу, в процессе взаимодействия; самостоятельность в выборе средств и методов производства ОРМ, производимых соответствующими должностными лицами органов дознания в процессе взаимодействия по уголовному делу; наличие плановости взаимодействия и др.

Само поручение по своей процессуальной (правовой) природе представляет собой письменное указание следователя, ведущего производство по уголовному делу, другому органу предварительного расследования (органу дознания, следователю и т.д.) о производстве конкретных процессуальных (следственных) действий и ОРМ. Кроме того, следователь направляет поручение органам дознания, как действующим в районе юрисдикции следователя, так и в другом районе, находящемся вне его юрисдикции. Во всех случаях поручения следователя являются обязательными для органов дознания.

Для ускорения исполнения поручения его следует направить непосредственно в районный отдел внутренних дел, руководителю следственного органа, которые должны по необходимости произвести соответствующие процессуальные (следственные) действия или ОРМ. При неисполнении поручения в установленный законом срок лицо, исполняющее это поручение, обязано поставить в известность следователя, направившее данное поручение, о причинах задержки. Если такое сообщение своевременно не поступило, следователь ставит об этом в известность своего руководителя следственного органа, а также начальника отдела органов внутренних дел (если поручение исполняется полицией) или прокурора района (города). Данные должностные лица обязаны разобраться в причинах задержки и принять необходимые меры для устранения этих недостатков.

Если лицо, в отношении которого поступило поручение, выбыло с постоянного места жительства, следователь, орган дознания, исполняющий поручение, обязан лично или через органы дознания установить новый адрес, по которому проживает это лицо, и переслать поручение соответствующему органу предварительного расследования для его исполнения. Одновременно об этом он обязан уведомить следователя, давшего поручение. Если новое место жительства этого лица установить не представилось возможным, поручение возвращается с сообщением причин неисполнения и приложением соответствующих справок.

Недопустимо направлять поручения для производства таких следственных действий, которые должен выполнить лично следователь, в производстве которого находится уголовное дело. К таким следственным действиям относятся: предъявление обвинения и допрос обвиняемого, все следственные действия, в которых участвует обвиняемый, допрос подозреваемого, ознакомление обвиняемого со всеми материалами дела. Само поручение о производстве следственных или розыскных действий в другом месте имеет ограничение по времени. Оно должно быть выполнено в течение 10 суток (ч. 1 ст. 152 УПК).

В случае если должностное лицо, в адрес которого поступило письменное поручение следователя, умышленно не выполнило данное поручение и не направило мотивированное письмо о невозможности выполнения данных действий, оно может быть привлечено к административной ответственности на основании ст. 17.7 КоАП (невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении). Указанные действия влекут наложение административного штрафа на должностных лиц.

§ 3. Взаимодействие следователя с экспертно-криминалистическими подразделениями

quest7Экспертно-криминалистические подразделения closetest12играют важную opentest9роль в раскрытии и расследовании преступлений как учреждения, сотрудники которых обладают специальными познаниями, часто необходимыми для обнаружения, фиксации, изъятия и исследования доказательств, и как учреждения, где концентрируется и систематизируется криминалистически значимая для использования в борьбе с преступностью информация. Соответственно научно-технический потенциал экспертно-криминалистических подразделений следователь реализует либо путем привлечения сведущих лиц в качестве специалистов и экспертов к участию в процессуальных действиях (ст.58 УПК РФ), или для дачи заключения (ст.80 УПК РФ), либо путем использования банков данных, создаваемых в виде специализированных экспертно-криминалистических учетов и натурных коллекций, содержащих криминалистически значимую информацию.4 Первое направление взаимодействия следователя с экспертно-криминалистическими учреждениями реализуется через привлечение сведущих лиц к раскрытию и расследованию преступлений, где они выполняют процессуальную функцию специалиста либо эксперта. Второе – через истребование криминалистически значимой информации, помогающей следователю более эффективно осуществлять поиск и идентификацию скрывшихся преступников, розыск орудий преступления, похищенных вещей и т.д.

quest8Принимая решение quest9о привлечении сведущих opentest13лиц к участию в процессуальных действиях, следователь должен исходить из конкретно стоящих перед ним задач и функциональных обязанностей специалистов, определяемых законом. Так, привлекая специалиста к участию в процессуальном действии, следователь взаимодействует с ним, как со своим техническим помощником, который работает под его руководством. Процессуальная задача специалиста, привлеченного к работе на месте проведения следственного действия, состоит в том, чтобы оказывать следователю содействие в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств.5 Перед специалистом могут быть поставлены и дополнительные задачи, вытекающие из ведомственных нормативных актов, в частности, задачи исследовательского характера, которые он решает в ходе следственного действия по мере обнаружения доказательств. Например, по следам рук специалист может предварительно определить, кем они могли быть оставлены – мужчиной или женщиной, взрослым или подростком и т.д. Результаты такого исследования, именуемого предварительным, доказательственного значения в отличие от исследования, проводимого экспертом, не имеют и носят ориентирующий характер. Здесь важно иметь в виду, что при таком исследовании недопустимо внесение специалистом изменений и тем более уничтожение исследуемых им объектов (следов и иных вещественных доказательств). Результаты работы специалиста по обнаружению, закреплению и изъятию следов, предметов или документов, в отличие от результатов проведенного предварительного исследования, находят отражение в протоколе того следственного действия, к производству которого он был привлечен. А результаты предварительных исследований специалист доводит до сведения следователя устно либо оформляет справкой, которая может приобщаться к делу и служить основанием для принятия решения о назначении экспертизы, проведении других следственных действий, выдвижения версий и т.д.

К концу ХХ века в отечественной законодательной и правоприменительной практике сформировались несколько форм использования следователем специальных познаний сведущих лиц. Среди них:

  • участие специалистов в следственных действиях;

  • производство судебных экспертиз;

  • производство сведущими лицами следственных действий самостоятельно по заданию следователя (например, освидетельствование лиц другого пола, проведение ревизий и документальных проверок);

  • проведение предварительных исследований следов и иных объектов, которые могут иметь доказательственное значение;

  • консультационная помощь сведущих лиц.

Первые три из указанных форм регламентировалась законом, последние две относились к непроцессуальным формам использования специальных познаний в расследовании преступлений, и в основном регламентировались ведомственными нормативными актами.

С вступлением в силу УПК РФ в 2001 году одна из этих форм, в частности, самостоятельное проведение сведущими лицами процессуальных действий, пополнилась контролем и записью телефонных и иных переговоров.6 В то же время ревизии и документальные проверки были исключены из числа таковых, сохранив лишь статус проверочных мероприятий, требовать проведения которых и привлекать для этого специалистов дознаватель, следователь и прокурор могли только в стадии возбуждения уголовного дела при проверке поступивших сообщений о преступлении. (ст.144 УПК РФ в ред. Федерального Закона от 04.07.2003 № 92-ФЗ).

quest10Новый уголовно-процессуальный closetest11закон внес коррективы и в перечень регулируемых нормами права форм использования специальных познаний, признав таковой консультативную помощь специалистов, которая ранее не была регламентирована УПК, и дополнив этот перечень привлечением специалистов для применения технических средств в исследовании материалов уголовного дела. (п.1 ст.58 УПК РФ). Последняя форма предназначалась для случаев, когда уяснение содержания некоторых материалов, приобщенных к делу, например, содержание скрытых файлов магнитного диска персонального компьютера, изъятого в качестве вещественного доказательства, требовало специальных познаний в области компьютерной техники. Результаты такого исследования материалов уголовного дела с участием специалиста должны оформляться протоколом осмотра.

closetest9Летом 2003 года консультативную форму участия сведущих лиц в расследовании, первоначально обозначенную в законе как привлечение специалиста для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ч.1 ст.58 УПК РФ), законодатель конкретизировал в ст. 80 УПК РФ. Суждения или мнения сведущего лица по возникающим у следователя вопросам закон предписывал облекать в форму, в частности:

  1. письменных суждений (заключений) по поставленным перед специалистом вопросам, требующим специальных познаний (п.3 ст.80 УПК);

  2. показаний специалиста, сообщаемых им на допросе для разъяснения его мнения, высказанного в письменном заключении, либо для выяснения обстоятельств, требующих специальных познаний (п.4. ст.80 УПК РФ).

opentest10Таким образом, следователь получил возможность на законных основаниях обращаться к специалисту за получением консультаций, как в устной (путем дачи показаний), так и в письменной форме (посредством дачи заключений) с признанием за результатами такого обращения доказательственного значения. (п. 3¹ части 2 ст.74 УПК РФ).

Какие вопросы надлежало ставить на разрешение специалиста, выступающего в новом своем качестве, новый закон не определил. Тем не менее, можно предположить, что законодатель не намеревался ограничивать случаи обращения к специалистам с традиционными вопросами, требующими специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла. Новые формы привлечения специалиста теперь, очевидно, можно было применить и к тем ситуациям, когда у следователя, органа дознания, прокурора или суда возникала потребность обратиться к помощи сведущих лиц для разъяснения нетрадиционных вопросов. Например, с предложением дать научную оценку заключений ранее проведенных по делу экспертиз, высказать свои суждения по вопросу о достоверности сведений, сообщаемых допрашиваемыми лицами, психическое состояние которых в момент совершения преступления отличалось от обычного, или внести ясность в вопрос о квалификации деяния, обладающего определенными признаками, а также в некоторых других случаях, которыми может определяться потребность в нетрадиционном использовании знаний сведущих лиц.

closetest10Таким образом, opentest11основные формы взаимодействия следователя со специалистом при раскрытии и расследовании преступлений, сформировавшиеся в современной законодательной и правоприменительной практике, можно свести к следующим:

  1. Привлечение специалиста к проведению следственного действия для оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств (при следственном осмотре, отборе сравнительных образцов и т.д.).

  2. Самостоятельное проведение специалистом процессуальных действий (освидетельствование лиц другого пола, проведение документальных проверок на этапе возбуждения уголовного дела)

  3. Получение от специалиста консультаций по вопросам, входящим в его компетенцию, путем дачи показаний либо письменного заключения.

  4. Привлечение специалиста к назначению экспертизы для постановки вопросов эксперту.

  5. Оказание специалистом помощи следователю путем проведения предварительного исследования доказательств.

  6. Участие специалиста в выдвижении версий и планировании мероприятий по их проверке с использованием криминалистических средств и методов раскрытия и расследования преступлений.

  7. Привлечение специалиста к участию в следственно-оперативной группе.

quest11В отличие от специалиста closetest13потребность в организации opentest12взаимодействия с экспертом возникает у следователя после принятия им решения о назначении экспертизы, а само взаимодействие начинается уже на этапе подготовки к ее производству. Получив задание следователя вместе с постановлением о назначении экспертизы, и ознакомившись с подлежащими исследованию материалами, эксперт оценивает их качество и решает вопрос о достаточности представленных материалов для ответа на поставленные следователем вопросы. В случае необходимости эксперт заявляет ходатайство об истребовании дополнительных материалов (п.2 части 3 ст.57 УПК РФ). Необходимость в получении дополнительных материалов может возникнуть и в ходе проведения экспертизы.

В особую форму взаимодействие следователя с экспертом выливается в случаях, когда следователь, используя предоставленное ему ст.197 УПК РФ право, присутствует при производстве экспертизы. Такое взаимодействие следователя с экспертом при производстве экспертизы может оказаться весьма полезным. С одной стороны, следователь, знакомый с обстоятельствами обнаружения и изъятия представленных для исследования объектов и может дать важные пояснения по возникающим у эксперта вопросам, касающимся средств, приемов и методов, использованных при производстве соответствующих следственных действий. С другой стороны, у следователя, присутствующего при производстве экспертизы, появляется возможность получить информацию о сути проводимых экспертом действий, что может оказаться весьма важным для оценки научности использованных экспертом методов и средств. Такое право следователя закреплено в законе (часть 2 ст. 197 УПК РФ).

quest12Наибольшую сложность в организации взаимодействия следователя и экспертно-криминалистических подразделений вызывает подготовка, назначение и проведение комплексных и комиссионных экспертиз, особенно, когда для решения поставленной экспертной задачи привлекаются сведущие лица из экспертных учреждений различной ведомственной принадлежности.7 Здесь возникают дополнительные задачи, требующие совместного решения и координации действий следователя с экспертами. Учитывая перспективы работы комиссии экспертов, не связанных административно единым руководством и подчиненностью, для следователя еще до вынесения постановления о назначении экспертизы важно, во-первых, выбрать экспертные учреждения, которым может быть поручено исследование и согласовать с их руководителями вопрос о назначении экспертизы, и, во-вторых, определить, какое из экспертных учреждений будет ведущим, то есть имеющим соответствующий планируемой экспертизе профиль, кадровый состав и способным взять на себя координирующие функции в проведении комплексной (комиссионной) экспертизы. Далее, важно провести с ведущим экспертным учреждением (ведущим экспертом, назначаемым руководителем ведущего экспертного учреждения) консультации о современных возможностях исследования имеющегося в распоряжении следствия объекта экспертизы и на их основе сформулировать вопросы, подлежащие разрешению, в оптимальной редакции. Ведущее экспертное учреждение, получив постановление о назначении экспертизы и необходимые для ее проведения материалы, должно в дальнейшем согласовать со следователем вопрос о последовательности направления исследуемого объекта в различные экспертно-криминалистические учреждения, сотрудники которых входят в состав комиссии экспертов. Это особенно важно в случаях, когда становится ясно, что на определенном этапе исследования потребуется применение экспертных методов или методик, способное внести изменения в исследуемый объект. При возникновении таких ситуаций следует исходить из правила, согласно которому применение разрушающих методов исследования возможно только на завершающем этапе проведения комплексной (комиссионной) экспертизы и только по согласованию со следователем. Дальнейшее взаимодействие следователя с комиссией экспертов обычно связано с направлением следователю запросов и ходатайств о предоставлении дополнительных материалов, необходимых для проведения экспертного исследования, о проведении дополнительных следственных действий (например, для получения новых сравнительных образцов), организации пересылки исследуемых объектов из одного экспертного учреждения в другое и т.д.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *