Нормативное постановление верховного суда

Содержание

Юридическая сила постановлений Пленума Верховного суда

Полномочия Верховного суда РФ по разъяснению вопросов судебной практики

Обязательность постановлений Пленума Верховного суда РФ: ключевые моменты

Порядок принятия постановлений Пленума

Гражданское процессуальное законодательство о постановлениях Пленума

Арбитражное процессуальное законодательство о постановлениях Пленума

Значение постановлений Пленума для гражданского права

Значение постановлений Пленума для административного права

Значение постановлений Пленума для других отраслей права

Обзор отдельных постановлений Пленума за 2019 год

Полномочия Верховного суда РФ по разъяснению вопросов судебной практики

В соответствии со ст. 126 Конституции РФ одним из полномочий Верховного суда РФ (далее — ВС РФ) является разъяснение вопросов судебной практики. Указанное полномочие также обозначено в ч. 4 ст. 19 закона «О судебной системе РФ» от 31.12.1996 № 1-ФКЗ. Согласно данной норме разъяснения даются для единообразия в применении законодательных актов.

При этом как таковое изучение и обобщение практики, подготовка предложений по совершенствованию регулирования не являются исключительной прерогативой именно ВС РФ. Так, согласно абз. 4, 5 ст. 26 закона «Об арбитражных судах в РФ» от 28.04.1995 № 1-ФКЗ указанное полномочие также осуществляют арбитражные суды округов. Пп. 4, 5 ст. 33.3 рассматриваемого закона относит эти вопросы и к ведению апелляционных судов, а пп. 5, 6 ст. 36 — к функциям судов субъектов РФ.

Отличительной особенностью деятельности ВС РФ является то, что результат обобщения им практики заключается в даче разъяснений о единообразном применении законов в РФ (п. 1 ч. 7 закона «О ВС РФ» от 05.02.2014 № 3-ФКЗ, далее — закон № 3-ФКЗ).

П. 1 ч. 3 ст. 5 закона № 3-ФКЗ относит указанные вопросы к прерогативе Пленума ВС РФ. Поэтому важно определение юридической силы постановлений Пленума Верховного суда РФ (далее — ППл; под ППл в тексте статьи подразумеваются ППл ВС РФ, пока не обозначено иное), а также значение постановлений Пленума Верховного суда РФ для развития правового регулирования и практики судов.

Согласно ч. 1 ст. 5 закона № 3-ФКЗ Пленум включает руководство и судей ВС РФ.

Обязательность постановлений Пленума Верховного суда РФ: ключевые моменты

Однозначной позиции по вопросу об обязательности постановлений Пленума Верховного суда РФ в доктрине и практике не имеется. Противники обязательности ППл, как правило, ссылаются на непрецедентный характер российского права и положения ст. 120 Конституции РФ, согласно которой судьи подчиняются исключительно законодательству РФ.

Вместе с тем в пользу обязательности ППл, помимо установленных действующим правовым регулированием полномочий ВС РФ давать разъяснения, свидетельствуют, в частности, следующие обстоятельства:

  • определением ВС РФ от 04.04.2003 № ГКПИ2003-371 было указано, что суды не могут проверять законность ППл относительно разъяснений практики;
  • формулировки о том, что ППл представляют собой правовое регулирование, встречаются в актах Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ), в частности в п. 44 постановления ЕСПЧ по делу «Бакланов против РФ» от 09.06.2005 (жалоба № 68443/01).

О юридической силе актов высшего органа конституционной юстиции читайте в наших материалах по ссылкам:

  • «Виды решений Конституционного суда РФ и их юридическая сила»;
  • «Какова роль постановления Конституционного суда РФ?»;
  • «Определение Конституционного суда РФ — значение».

Порядок принятия постановлений Пленума

Порядок принятия постановлений Пленума Верховного суда РФ предполагает соблюдение следующих правил:

  • для того чтобы акты Пленума были приняты правомочно, необходимо, чтобы на заседании присутствовали не менее 2/3 судей ВС РФ (ч. 4 ст. 5 закона № 3-ФКЗ);
  • из числа присутствующих не менее ½ должны проголосовать за принятие ППл (ч. 5 ст. 5 закона № 3-ФКЗ);
  • ППл подписывают 2 должностных лица: председатель ВС РФ и секретарь Пленума (ч. 5 ст. 5 закона № 3-ФКЗ);
  • Пленум созывается как минимум раз в квартал (абз. 1 п. 3.1.1 Регламента ВС РФ, утв. ППл от 07.08. 2014 № 2, далее — Регламент);
  • участники Пленума должны быть заблаговременно извещены о вопросах, которые будут рассматриваться (абз. 1 п. 3.1.1 Регламента);
  • выносить вопросы на заседание Пленума управомочен председатель ВС РФ (абз. 2 п. 3.1.1 Регламента);
  • если поступили предложения и замечания, то для того, чтобы продолжить работу над проектом ППл, может быть создана редакционная комиссия (абз. 3 п. 3.1.1 Регламента);
  • согласно абз. 7 п. 3.1.1 Регламента секретарь Пленума как участвует в подготовке проектов ППл, так и работает в составе редкомиссии;
  • окончательная редакционная проверка текстов принятых ППл также осуществляется секретарем (абз. 7 п. 3.1.1 Регламента).

ВАЖНО! Официальными источниками опубликования ППл являются:

  1. Официальный сайт ВС РФ. С ППл можно ознакомиться по ссылке: Постановления Пленума.
  2. Бюллетень ВС РФ (абз. 7 п. 3.1.1 Регламента).

Гражданское процессуальное законодательство о постановлениях Пленума

Согласно ч. 1 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ) вступившие в силу судебные акты пересматриваются:

  • по вновь открывшимся обстоятельствам;
  • новым обстоятельствам.

Согласно ч. 2 ст. 392 ГПК РФ разница между пересмотром по вновь открывшимся и по новым обстоятельствам в том, что первая группа обстоятельств существовала на момент принятия обжалуемого акта, в то время как вторая группа возникла уже впоследствии и существенна для рассмотрения дела надлежащим образом.

В соответствии с п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ пересмотр дела по новым обстоятельствам возможен, в частности, при определении (изменении) практики применения нормы в ППл. Помимо ППл, о возможности пересмотра по новым обстоятельствам свидетельствуют следующие акты ВС РФ:

  • определение или изменение практики применения норм права, данное в постановлении Президиума ВС РФ по данному делу;
  • разъяснение Президиума ВС РФ, но данное уже при надзорном рассмотрении иного дела.

ВАЖНО! Согласно п. 7 ст. 395 ГПК РФ день опубликования ППл является днем начала исчисления срока для подачи заявления о пересмотре дела ПНО.

При этом если судами не учтены ППл, то указанное является основанием для направления дела на новое рассмотрение (определение ВС РФ от 19.12.2017 № 80-КГ17-13).

О проекте изменений процессуального законодательства по вопросу о пересмотре судебных актов читайте в нашей статье по ссылке: «Меняются правила пересмотра дел по новым обстоятельствам в ГПК и КАС РФ (законопроект)».

Арбитражное процессуальное законодательство о постановлениях Пленума

П. 5 ч. 3 ст. 311 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ) содержит аналогичное ГПК РФ правило о том, что ППл являются основаниями для пересмотра дела ПНО. Вместе с тем в п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ сделано существенное уточнение: пересмотр возможен, если в акте ВС РФ прямо указано об этом.

Важно! Определения судебных коллегий ВС РФ, в отличие от ППл, не являются основаниями для пересмотра ПНО (постановление АС ЗСО от 05.06.2018 № Ф04-5335/2016 по делу № А46-111/2016).

Положения АПК РФ подчеркивают роль актов высшей судебной инстанции в принятии решений судами. Так, согласно абз. 7 ч. 4 ст. 170 АПК РФ мотивировочная часть судебных решений может содержать ссылки на ППл, причем как ВС РФ, так и Высшего арбитражного суда РФ (далее — ВАС РФ), которые сохранили силу. Аналогичное правило применяется к ссылкам на акты Президиумов ВС и ВАС.

Важно! Согласно п. 11 ППл ВАС РФ «О применении положений АПК РФ при пересмотре…» от 30.06.2011 № 52 (далее — ППл № 52), если ППл не содержит оговорки об обратной силе, то оно не является основанием для пересмотра дела ПНО. Вместе с тем в силу абз. 7 ч. 4 ст. 170 АПК РФ суды применяют такие ППл и ссылаются на них после их опубликования.

В п. 11 ППл № 52 также указывается, что ППл, принятые до данного ППл и содержащие фразы об обязательности данного ими толкования норм и его применении к разрешению аналогичных дел, могут стать основаниями для пересмотра дел ПНО согласно п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ.

Значение постановлений Пленума для гражданского права

Среди разъяснений о применении гражданского права можно выделить, например, следующие:

  • ППл даны разъяснения об оспаривании сделок (ППл Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность»;
  • Относительно ст. 24 ГК РФ об обращении взыскания на имущество должника ППл разъяснило, что соответствующие правила применяются без разграничения имущества гражданина как физлица или частного предпринимателя (п. 55 ППл ВС РФ «О применении судами законодательства…» от 17.11.2015 № 50).
  • В отношении положений ГК РФ относительно исчисления сроков исковой давности ППл разъяснено, в частности, что при предъявлении иска ликвидационной комиссией от имени компании к контрагентам, имеющим перед компанией задолженность, давность исчисляется с момента, когда о нарушении стало известно компании, а не комиссии (п. 3 ППл ВС РФ»О некоторых вопросах…» от 29.09.2015 № 43).

Подробнее о ППл по отдельным аспектам гражданско-правового регулирования читайте в наших статьях по ссылкам:

  • «Разъяснения Пленума ВС о договорах перевозки автомобильным транспортом и транспортной экспедиции»;
  • «Пленум ВС РФ дал разъяснения по вопросам, связанным с ОСАГО»;
  • «Пленум ВС РФ дал разъяснения по вопросам, связанным с переменой лиц в обязательстве».

Значение постановлений Пленума для административного права

Применительно к административному праву отметим, в частности, следующие ППл и закрепленные в них правовые позиции:

  • Относительно применения такого вида наказания, как конфискация, ППл ВАС РФ было разъяснено, что данная мера ответственности не может применяться, если при рассмотрении дела установлено что собственником соответствующего имущества привлекаемое к ответственности лицо не является (п. 15.2 ППл ВАС РФ «О некоторых вопросах…» от 02.06.2004 № 10).
  • ВС РФ разъясняет вопросы разграничения ряда составов административных правонарушений от смежных преступлений. Так, отмечается, что возникновение пожара свидетельствует о составе преступления, в то время как ненаступление такого последствия позволяет ограничиться применением ст. 8.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее —КоАП РФ) о неосторожном обращении с огнем в лесах (ППл «О применении судами законодательства об ответственности…» от 18.10.2012 № 21).
  • Относительно применения гл. 12 КоАП РФ об ответственности в области дорожного движения в ППл разъяснено, что водитель — это лицо, управляющее транспортом, независимо от наличия прав на эти действия, в том числе водителем признается обучающийся вождению гражданин (п. 1 ППл «О некоторых вопросах, возникающих у судов…» от 24.10.2006 № 18).

О ППл по вопросам административного судопроизводства читайте в нашем материале «Пленум ВС РФ принял постановление о мерах процессуального принуждения по КАС РФ».

Значение постановлений Пленума для других отраслей права

ППл разъясняют применение различных отраслей законодательства, например:

  • Об электронном документообороте в судах — ППл «О некоторых вопросах применения законодательства…» от 26.12.2017 № 57. Помимо прочего, разъяснено, что смысл уголовно-процессуального законодательства предполагает возможность подачи в электронном виде документов, связанных с исполнением актов судов (п. 3 данного ППл).
  • О занятости на микропредприятиях — ППл «О применении судами законодательства…» от 29.05.2018 № 15. В ППл, в частности, разъяснено, что сотрудники микропредприятий вправе обращаться за защитой непосредственно в суд без необходимости соблюдения каких-либо досудебных процедур (п. 11 рассматриваемого ППл).
  • О судах присяжных — ППл «О применении судами некоторых положений…» от 13.02.2018 № 5. ВС РФ уточняет, помимо прочего, что утверждение запасных списков кандидатов в присяжные высшим органом исполнительной власти региона не требуется (п. 5 рассматриваемого ППл).

О позициях, изложенных в ППл по отдельным отраслям права, читайте в наших статьях по ссылкам:

  • «Пленум ВС РФ — о конфискации имущества в уголовном процессе»;
  • «Пленум ВС РФ дал разъяснения по вопросам, связанным со взысканием алиментов»;
  • «Пленум ВС РФ дал разъяснения по вопросам, связанным с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»;
  • «Пленум ВС РФ дал разъяснения в области возмещения вреда окружающей среде».

Обзор отдельных постановлений Пленума за 2019 год

В 2019 году был издан ряд Постановлений Пленума ВС РФ, посвященных, в частности, следующим вопросам:

  • от 09.07.2019 № 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации»;
  • от 25.06.2019 № 18 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 238 Уголовного кодекса Российской Федерации»;
  • от 28.05.2019 № 13 «О некоторых вопросах применения судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации, связанных с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации»;
  • от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»;
  • от 26.11.2019 № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления» ;
  • от 26.11.2019 № 49 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике в связи с вступлением в силу Таможенного кодекса Евразийского экономического союза» .

Обзор судебной практики и правоприменения за 2018 г.: юридически значимые сообщения

Как следует из анализа ч. 1 ст. 165.1 ГК РФ, для юридически значимых сообщений критическое значение имеет момент доставки таких сообщений, который определяется категорией времени, т.е. моментом возникновения у обязанного лица гражданско-правовых последствий.

А в ином случае – зависит от субъективного фактора — поступления сообщения лицу, которому оно направлено (адресату). При этом, судебная практика поддерживает необходимость указания надлежащего адреса. В этом случае допускается, что сообщение может считаться доставленным, если оно было направлено по неполному адресу

Между тем, п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» возлагает на адресата ответственность за указание правильного адреса доставки юридически значимого сообщения, например, в тексте договора (см. анализ Определения Верховного Суда РФ от 18.05.2018 г. по делу № 301-ЭС17-20169 здесь).

Иным образом п. 64 указанного Постановления трактует недостоверность адреса. Как следует из системного толкования ч. 2 ст. 165.1 ГК РФ, в договоре стороны могут предусмотреть направление юридически значимых сообщений по определенному адресу или способ направления. Направление сообщения по иному адресу или другим способом не будет считаться надлежащим, если лицо, направившее сообщение не знало и не должно было знать о том, что адрес, указанный в договоре является недостоверным.

В судебной практике 2018 г., рассматривающей ст.165.1 ГК РФ, сложилась тенденция к уточнению правоприменения положений законодательства в связи со специальными нормами в контексте конкретных спорных правоотношений.

Определение Верховного Суда РФ по делу № 305-ЭС18-4962 от 20 августа 2018 г.

В этом деле рассматривается случай, в котором исключение из общего правила могло бы быть использовано в качестве решающего аргумента для ответчика, если бы условиями сделки было предусмотрено иное.

Так, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ проанализировала, в пределах ли срока действия гарантии имело место представление требования о платеже.

Ответчик (Банк) аргументировал свою правовую позицию об отказе от совершения платежа тем, что в силу закона срок представления требования должен был состояться до окончания срока действия гарантии.

Судебная коллегия возразила и сделала вывод о том, что банк мог в силу ст. 368 ГК РФ установить положение о совершении платежа по требованию, поступившему до окончания срока действия гарантии. Однако этого не произошло.

В свою очередь, общество сдало письма с необходимыми документами в пределах срока действия гарантии, что указывает не только на соблюдение обществом порядка, предусмотренного ст. 194 ГК РФ (порядок совершения действий в последний день срока), но и на отсутствие недобросовестности в реализации права на получение платежа.

Тем не менее, выводы апелляционной инстанции подняли весьма интересный вопрос о конкуренции общих («технических») норм и специальных норм касаемо условий сделки, упоминаемых в ч.2 ст.165.1 ГК РФ.

В связи с этим, Судебная коллегия подчеркнула исключительно «технический» характер применения ст. 165.1 ГК РФ (в отношении момента представления), поскольку специальные условия для отказа предусмотрены ст. 376 ГК РФ.

Определение Верховного Суда РФ по делу №16-КГ17-56 от 16 января 2018 г

Другой пример конкуренции норм ст. 165.1 ГК РФ и специальных норм об условиях (соблюдение досудебного порядка при страховом возмещении).

Руководствуясь п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», Истец направил почтой страховой компании заявление о выплате страхового возмещения с приложением необходимых документов, которое позднее было возвращено истцу в связи с истечением срока хранения.

В связи с этим, истец посредством почты направил в адрес страховой компании уже претензию о выплате страхового возмещения, экспертные заключения. Страховая компания вновь отказалась от почтового сообщения, о чем была проставлена курьером отметка.

Однако, как следует из Постановления №58, такое направление почтой должно производиться способами, обеспечивающими фиксацию их направления и получения адресатом.

Между тем, сообщение в силу п. 67 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» считается доставленным, поскольку истец соблюдал досудебный порядок по поводу невыплаты страхового возмещения, однако адресат уклонился от получения обращения и претензии по зависящим от него обстоятельствам

Определение Верховного Суда РФ по делу № 305-ЭС17-22712 от 20 марта 2018 года

В юридической практике весьма распространены ситуации, когда юридически значимые сообщения возвращаются с пометкой «истек срок хранения». Такие обстоятельства имеют значение не только при расчетах между контрагентами, но и в случае возникновения судебного спора.

В этом деле Судебная коллегия окончательно закрепила существующую практику арбитражных окружных судов в отношении сообщений с пометкой «истек срок хранения», в которых уведомляется о расторжении договора.

В п. 67 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» предусмотрено, что сообщение считается доставленным, если адресат уклонился от

получения корреспонденции в отделении связи, в связи с чем она была возвращена по истечении срока хранения.

Следовательно, сделала вывод Судебная коллегия, уведомление общества может считаться доставленным в день его возврата с отметкой «истек срок хранения», а действие договора прекращенным с этой даты. Таким образом, с расторжением договора у субподрядчика отпали правовые основания для удержания перечисленных подрядчиком денежных средств.

******

Следует отметить, что судебная практика отдает предпочтение соблюдению ст. 165.1 ГК РФ перед специальными нормами об условиях. При этом, для исключения возможности неправильного правоприменения суд исследует порядок направления юридически значимых сообщений по двум критериям: исследование причин, по которым адресат не получил сообщение и наличие условий, изменяющих этот порядок (в законе, в сделке или обычай деловой практики). Условиями не считаются условия для отказа в принятии юридически значимого сообщения (см. Определение Верховного Суда РФ по делу № 305-ЭС18-4962 от 20 августа 2018 г.).

Правовая природа Постановлений Пленума Верховного Суда РФ.

Значение постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее — ППВС) и опубликованной им судебной практики сложно переоценить. Разъяснения, которые в них содержатся, а также анализ типичных ошибок, допускаемых судами, позволяет правоприменителям наиболее верно толковать и применять закон в конкретных правовых ситуациях. Законодатель объективно не может в нормах законодательства охватить все многообразие и многогранность складывающихся в обществе конкретных жизненных ситуаций, поэтому ППВС, которые разъясняют отдельные терминологические и синтаксические конструкции, использованные законодателем, а также дающие рекомендации по конкретным правоприменительным вопросам, безусловно, крайне необходимы.

На протяжении многих десятилетий дискуссионным является вопрос о юридической силе ППВС, а также о возможности их использования как источника права. Указанный вопрос поднимается как теоретиками права в целом, так и специалистами в отдельных отраслях права.

В 40-е года прошлого века неоднократно предпринимались попытки определить руководящие разъяснения Верховного Суда СССР как источник советского права, однако в силу объективных и субъективных причин указанные попытки не увенчались успехом. М.Н. Марченко полагает, что советское социалистическое право не могло рассматривать судебный прецедент как источник права, так как это могло разрушить социалистическую законность, подорвать или ослабить правотворческую деятельность законодательных органов власти, что в конечном счете могло повлечь судебный произвол в процессе одновременного выполнения правотворческих и правоприменительных функций одним органом . Спроецированная на сегодняшнее время указанная позиция представляется неоднозначной. С одной стороны, конституционный принцип разделения властей, являющийся основным признаком правового государства, которым в силу ст. 1 Конституции России и является Российская Федерация, исключает наличие у судебной власти правотворческих полномочий. С другой стороны, судебная практика складывается также стремительно, как динамично и непредсказуемо развивается современные общественные отношения. Законодатель физически не успевает, да и, пожалуй, не может успеть за молниеносностью жизни, тем самым, допуская пробелы в правовом регулировании. Верховный Суд России, как высший судебный орган, в силу ст. 126 Конституции России, анализирует и обобщает судебную практику, что позволяет ему оперативно направлять судебную практику в правильном русле. Таким образом, наличие у Верховного Суда России определенных полномочий, схожих с законодательными, представляется оправданным.

Представляют научный интерес позиции самих судей относительно юридической силы ППВС. Так, Председатель Верховного Суда России В.М. Лебедев, полагает, что ППВС не могут рассматриваться как первичный источник права, но это в то же время не исключает возможность судей ссылаться на них в решении по конкретному делу , тем самым косвенно устанавливая их обязательность. Заместитель председателя Верховного Суда России в отставке В.М. Жуйков, считает, что ППВС всегда принимаются во внимание в судебной практике, однако, судьи не должны ссылаться на них , а раз возможность у правоприменителей ссылаться на ППВС исключается, нельзя признать их исключительную обязательность. Наиболее правильной представляется позиция бывшего Секретаря Пленума Верховного Суда России В.В. Демидова, который полагает, что разъяснения, содержащиеся в ППВС, обязательны для судов, поскольку такие разъяснения, способствуют правильному толкованию и единообразному применению закона на всей территории Российской Федерации, а также помогают избежать ошибок при отправлении правосудия . Подтверждением его позиции служит то, что полномочия Верховного Суда России по разъяснению вопросов судебной практики являются правовыми, что подтверждает их обязательность, в противном случае возникает вопрос о целесообразности закрепления указанных полномочий. Он считает, что ППВС представляют собой своеобразную форму судебного прецедента и, безусловно, являются ориентиром, который подлежит обязательному учету для вынесения законных и обоснованных судебных актов. Говоря об обязательности ППВС, указанный автор тем самым относит их к своеобразному источнику права, что в современных условиях представляется наиболее близким к практике правоприменения.

Судья Конституционного Суда России Ю.Д. Рудкин высказывал мнение, что на практике право прецедента, включая и ППВС существует, вне зависимости от того закреплено оно в Конституции или нет . Похожей позиции придерживается и первый заместитель Председателя Верховного Суда России в отставке В.И. Радченко, который заявил, что вопрос об обязательности ППВС в практике решен и никаких вопросов не вызывает, а спорят по указанному вопросу исключительно теоретики. Указанная позиция представляется в корне не верной. Отсутствие в Конституции России и действующем законодательстве легального определения юридической силы разъяснений Верховного Суда России не исключает возможности их игнорирования, что порождает вопросы как в научной среде, так и у практикующих юристов.

В практике судов также существует двоякое отношение к юридической силе ППВС. Так, судья Верховного Суда России С.В. Самуйлов в своем определении указал, что разъяснения по вопросам судебной практики, содержащиеся, в частности в обзорах законодательства и судебной практики, утверждаемых Пленумом Верховного Суда России формируют правоприменительную практику и являются обязательными для судов, применяющих в процессе рассмотрения дела нормы материального права . Конституционный Суд России напротив рассматривает ППВС как акт толкования закона, и говорит о том, что само ППВС не может выступать самостоятельным предметом проверки Конституционным Судом России . Таким образом, исключая возможность проверки конституционности, Конституционный Суд России не признает ППВС источником национального права, тем самым допуская их необязательность.

Косвенное признание юридической силы ППВС как источника права дал и Европейский Суд по правам человека. Так, в деле «Бакланов против России» заявитель ссылался на то, что на момент рассмотрения дела в национальном законодательстве не имелось правовых оснований конфискации, а единственным нормативным актом, регулировавшим указанный вопрос, являлось постановление Пленума Верховного Суда СССР (далее — ППВС СССР). Отметив, что «остается неясным, какое правовое положение послужило основанием конфискации, за исключением ППВС СССР, которое, тем не менее, полагаем, содержит ссылку на недействующее законодательство», установил, что «рассматриваемый закон, а именно ППВС СССР не был сформулирован с такой четкостью, которая позволила бы заявителю предвидеть последствия своих действий». Таким образом, Европейский Суд по правам человека расценил ППВС СССР как «нормативный правовой акт» в значении Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, а именно как акт органа государственной власти, содержащий нормы права. С точки зрения теории национального права, под такое определение подходит нормативный правовой акт, который в свою очередь выступает источником права.

Несмотря на неопределенность законодательного статуса ППВС, на наш взгляд, на практике они являются едва ли не более авторитетными, чем федеральные законы. Так, Председатель Свердловской областной коллегии адвокатов А.М. Митин отметил, что разъяснения высшего судебного органа безусловно обязательны, поскольку даже практика говорит об этом. По мнению юриста, большинство практикующих юристов считают ППВС обязательными. В свою очередь заместитель председателя Свердловской областной коллегии адвокатов И.Н. Федоров даже отмечает что, в целом судьи предпочитают ППВС законам.

Исходя из вышеизложенного, следует согласиться с позицией К.В. Ображиева, который отмечает, что ППВС имеют не только интерпретационное, но и нормативное правовое значение , поскольку содержащиеся в них предписания компенсируют пробелы в законодательстве, устраняют в нем существующие противоречия, осуществляют его нормативную конкретизацию, что дает основания считать ППВС важнейшим элементом системы юридических источников права. Подобный статус требует признания на законодательном уровне, что в свою очередь обеспечит ретроспективное действие отдельных ППВС, а также четко определить рамки нормотворческой судебной конкретизации закона, что в конечном итоге позволит субъектам конституционного процесса обжаловать ППВС в Конституционный Суд России.

Правоположения – выработанные единицы юридической практики, характеризуются как суждения общего характера, сформулированные в результате разрешения юридических дел.

Наиболее квалифицированной группой правоположений являются сформированные в результате доктринального судебного толкования и содержащиеся в постановлениях Пленума ВС И ВАС. Правоположения – руководящие разъяснения. Они оценивают правоконкретизирующие нормы (рассматриваются как нормы о нормах) носят обязательный характер. Это одна из вершин ЮП. Чаще с этими правоположениями связана правотворческая роль суда. Особо выделяют правоположения, формирующиеся конституционным судом, который по собственной инициативе правотворчеством заниматься не может, а только по обращению в него.

Есть две точки зрения:

1. Правоположения – Это только суждения. Этот подход подчёркивает неустойчивость правоположений, поскольку суждения могут быть истинными и ложными. Это определение охватывает основную массу правоположений. От просто суждений правоположения отличаются тем, что они носят общий характер – дополняя норму права, абстрагируются, отстраняются от конкретного дела т применяются при разрешении определённой категории дел. На прямую правоположения не являются источником права. Особенность : Они производны от норм права, формируются в процессе преодоления пробелов в праве, действуют, пока действует норма права.

2. Правоположения подчёркивает нормативность, практически определяет правоположения как норму права. Это норма о нормах. Правоположения — одна из форм нормы права. ЮП – это источник права, приравнивается к нему, формирует право. Суд является органом, который творит право – это радикальная позиция.

2 позиция не умаляет значения судов и всей ЮП в формировании норм права.

Правоположения делятся на четыре группы:

1. В зависимости от их устойчивости. Правоположения носят локальный характер (деловые обыкновения) Носят характер процедуры (порядок прохождения документов)

2. От вида правоотношения. Вторая группа содержится в обзораз судов по той или иной категории дел. Но это должны быть официальные издания. Носят рекомендательный характер. Очень влияет на практику.

3. Степени распространённости. Прецедент.Толкование. Это правоположение формируется высшими юрисдикционными органами при рассмотрении конкретных дел. Здесь юридическая природа сложнее: носят обязательный характер ( вновь на рассмотрение, содержатся в мотивировочной части).

4. В зависимости от субъектов, которые вырабатывают это правоположение. Наиболее квалифицированная группа. Формируется в результате доктринального судебного толкования. Содержится в постановлениях Пленума ВС РФ, ВАС РФ, и т.д. То есть это руководящие (правоконкретизирующие) правоположения. Носят обязательный характер.

Особо выделяются правоположения, формируемые Конституционным Судом РФ. Если говорить о КС, то в силу ст. 10 Конституции следует подчеркнуть равное положение КС среди других правотворческих органов. Поэтому постановления КС, которые касаются действующих норм права, могут вносить в них новые положения, исключать:

а. Положения норм противоречит Конституции;

б.давать распространительное, ограничительное и буквальное толкование, т.е. определять объем действующей нормы права.

Подчеркивая значение КС, следует отметить особенности: КС по собственной инициативе не может осуществлять свои полномочия.

Правовая природа постановлений: имеют официальное название, возможность неоднократного применения, распространяются на широкий круг общественных отношений, их несоблюдение влечет отмену судебных актов, являются правоположениями, имеют официальные источники опубликования.

Дата добавления: 2016-11-23; просмотров: 3823 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов

Пленум Верховного суда рассказал, что такое нормативный акт и его разъяснение // И как их можно оспаривать

Пленум Верховного суда (ВС) принял сегодня разъяснения об оспаривании нормативных правовых актов. Существенных изменений по сравнению с проектом, обсуждавшимся 18 декабря, в тексте не появилось. Значимость постановления отметил заместитель министра юстиции Юрий Любимов, назвав их «важными для министерства».

Понятия нормативных актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающего нормативными свойствами, перенесены в начало документа и уточнены в виде перечисления существенных признаков (п. 2–3). Например, к признакам разъяснения госоргана относятся: издание органами власти, наличие в них результатов толкования норм права, которые используются в качестве общеобязательных в правоприменительной деятельности в отношении неопределенного круга лиц.

Пункт 15 постановления говорит, что при подаче административного заявления об оспаривании нормативного акта истец должен указать, какие права и свободы нарушены или существует угроза их нарушения. Если же из документов следует, что оспариваемый акт не может нарушать права заявителя, то суд отказывает в принятии заявления к производству. В проекте был пример: оспаривание гражданином предоставления субсидии юрлицу. Но в итоговой версии появился другой пример: акт органа власти субъекта РФ, определяющий налоговую ставку налога на имущество организаций.

Среди других изменений в тексте — напоминание о возможности оспорить нормативный акт или разъяснение с помощью коллективного иска (п. 5–6). Эта возможность закреплена в ст. 42 Кодекса административного судопроизводства. Также текст дополнен указанием, что если закон не предусматривает официальное опубликование оспоренного акта в печатном издании, то вопрос о способе доведения информации до населения решает суд (п. 44).

Благодарность команде разработчиков выразил заместитель министра юстиции Юрий Любимов. Во многих вопросах Минюст ориентируется на практику ВС. Юрий Любимов удивился, что «в этой достаточно технической области так много интересных и неожиданных поворотов». «Для нас понятие нормативного правового акта — это важное разъяснение», — отметил он.

Роль и значение постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в судебной практике

Разъяснения Пленума ВС РФ играют существенную роль в преодолении пробелов в правовом регулировании, противоречий и коллизий, существующих в действующем законодательстве, выступают важнейшим средством обеспечения единства судебной практики.

Эти разъяснения в настоящее время рассматриваются судьями как фактически обязательные.

В практике Верховного Суда РФ имеются случаи обращения граждан с заявлениями об обжаловании отдельных положений постановления Пленума Верховного Суда РФ с использованием процедуры оспаривания нормативных правовых актов. Верховный Суд РФ в данном случае занял однозначную позицию, согласно которой такие заявления не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку разъяснения Пленума не являются нормативными правовыми актами, а возможность и порядок обжалования разъяснений Пленума Верховного Суда РФ законом не определены (определение Верховного Суда РФ от 4 апреля 2003 г. N ГПИ2003-371 «Об отказе в принятии заявления об отмене пункта 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Такая позиция вполне обоснованна, поскольку постановления Пленума Верховного Суда РФ, как и другие акты высших судебных органов, содержащие разъяснения судебной практики, не относятся ни к нормативным правовым актам, ни к актам правоприменения. Они не могут быть оспорены в форме прямого судебного контроля ни в рамках специальной процедуры оспаривания нормативных актов (гл. 24 ГПК РФ, гл. 23 АПК РФ) , ни в рамках общей (исковой) процедуры гражданского (арбитражного) судопроизводства.

Разъяснения высших судебных органов (в том числе и Пленума ВС РФ) имеют существенное регулирующее значение как для судебной, так и для иной правоприменительной практики, независимо от того, признаются ли они источником права или выступают в качестве актов судебного толкования.

В настоящее время лишь в отношении постановлений пленумов Верховного Суда РФ имеются указания федерального закона об обязательности для судов, содержащихся в них разъяснений (п. 6 ст. 58 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР». Однако ни в законодательстве о судоустройстве, ни в процессуальном законодательстве не раскрывается содержание такой обязательности.

Нормативное толкование Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного Судов, являясь действенными правовыми регуляторами общественных отношений, все-таки обладают признаками обязательности. Так, решение судей, игнорирующих сформулированное Пленумом правило, может быть отменено вышестоящим судом, и в итоге дело должно рассматриваться в соответствии с указанием высшей судебной инстанции. На обязательный характер постановлений пленумов постоянно обращают внимание, как высшие судебные органы, так и органы исполнительной власти.

Так, например, толкование текста ст. 126 Конституции РФ дает основание для вывода о том, что дача Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики является таким же равноценным его полномочием, как и другие полномочия.

Роль и значение разъяснений постановлений Пленума Верховного Суда РФ для судебной и, в целом, правоприменительной практики можно проиллюстрировать на примере постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года № 6 «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» (в ред. постановления Пленума от 25 октября 1996г. № 10).

В нем разъяснено, что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976 года (нормы которого в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством), каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

Как видно из приведенного разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, его цель — не только обратить внимание судов на необходимость правильного толкования законов, но и обязать разрешать дела в точном соответствии с действующим федеральным законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права.

В этой связи хочу подчеркнуть, что содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам судебной практики обязательны для судов, поскольку такие разъяснения, основанные на требованиях закона, способствуют правильному толкованию и единообразному применению закона на всей территории Российской Федерации и помогают избежать судебных ошибок.

Если же исходить из того, что разъяснения Пленума обязательными для судов не являются, то возникает сомнение: а была ли необходимость закреплять на конституционном уровне положение о даче Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики? И к чему такие разъяснения, если их можно игнорировать?

В подтверждение сказанного уместно сослаться на ч. 2 ст. 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации». В соответствии с этой нормой по вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в Российской Федерации.

В постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам применения законодательства, основанные на требованиях закона и обобщенных данных судебной практики в масштабах страны, представляют собой своеобразную форму судебного прецедента. Они являются ориентиром, подлежащим обязательному учету в целях вынесения законных, обоснованных и справедливых приговоров, решений, определений и постановлений.

Данные факты позволяют сделать вывод: нормативные акты, обладающие высшей юридической силой (конституция, законы), могут быть конкретизированы нормами, содержащимися в актах, обладающих меньшей юридической силой, и, по сути, являющимися актами, разъясняющими и развивающими положения конкретизируемых актов. В этом смысле постановления пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов по юридической силе весьма сходны с подзаконными актами.

Даже существование на практике судебного прецедента, означает то, что постановления высших судебных инстанций являются источником права.

И в заключение можно процитировать слова ученого юриста-практика В. Жуйкова, также сторонника судебной практики как источника права, «…что недостатки и пробелы в праве были и всегда будут, как бы законодатель не хотел, или не умел принимать необходимые законы. Ведь предусмотреть все отношения, требующие законодательного регулирования, просто невозможно. Особенно ярко это проявляется в период кардинального обновления законодательного массива и в ситуациях, когда роль судебной практики в целом и как источника права, в частности, значительно повышается. Суд, выполняя свои обязанности, устраняет недостатки, пробелы и противоречия в законодательстве. В то же время суд просто вынужден создавать право, иначе его деятельность будет не просто неэффективной, а приведет к результатам, которых общество от него совсем не ждет. Суд не будет защищать права, а, наоборот, будет способствовать нарушению этих прав»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *